Воскресение,
19.08.2018
11:00



Все новости Молдовы
Бельцкие времена
Культура, история
Политика
Происшествия
В мире
ALEGERI
EXTERNE
Приднестровье
Гагаузия
Фотография дня
Гороскоп дня
Кишинев
DIASPORA
PRIMĂRIA
RUȘINEA CAPITALEI DE NORD
ACTUALITATE
CURIOZITĂŢI
POLITICĂ
AI NOŞTRI ÎN LUME
SPORT
SOCIAL
IN MEMORIAM
ECONOMIE
METEO
Гранты, конкурсы и стипендии
JUSTITIE
ACCIDENTE
DIVERSE
CULTURAL
Экономика
Бельцы
Общество
Права и обязанности

 


КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РЕКЛАМА




Партнеры

 

 

 

 

 


В мире  

В распространении фальшивых новостей виноваты онлайн-издания


 

Новые медиа переняли у таблоидов свойство публиковать фальшивые новости и вводить читателей в заблуждение, уверены американские исследователи. Причиной тому — погоня за сенсацией и траффиком, сообщает gazeta.ru.

В современном мире происходит настолько много событий, что за всеми уследить довольно сложно. Иногда имеют место и из ряда вон выходящие — теракты, катастрофы, стихийные бедствия. Все происходящее худо-бедно освещается в форме новостей. Вот только иногда появляются фейковые новости, и причин тому множество — погоня за сенсацией, идеологические или пропагандистские факторы, банальная ошибка.

Так, минувшие выходные многих позабавило фальшивое известие о том, что Дэвид Боуи намерен выступить в Донецке.

А до этого агентство Reuters, оснований не верить которому не имеется, случайно выпустило ошибочную молнию о произошедшем на границе России и Белоруссии землетрясении. Таким образом, фальшивые новости стали уже чем-то обыденным. Проблема заключается в том, что не всегда можно оперативно найти опровержение той или иной информации. А иногда опровержение и вовсе не следует.

На вопрос о том, кто же все-таки виноват в том, что фейковые новости распространяются и становятся популярными, попытался ответить журналист Крейг Сильверман, занимающийся преподавательской и исследовательской деятельностью на журфаке Колумбийского университета. Поставленную перед собой цель Сильверман воплотил в форме 164-страницного доклада, озаглавленного «Ложь, проклятая ложь и вирусный контент».

Главный вывод и краеугольная мысль исследования — во всем виноваты онлайн-издания. Именно с легкой руки их сотрудников фальшивые новости распространяются по всем интернету и переводятся на другие языки.

Согласно Сильверману, работающим в таких редакциях сотрудникам гораздо важнее написать материал и дать в нем ссылку на источник, нежели проверять приведенные там факты. В целом, он проанализировал порядка 1500 новостных сообщений, основанных на 100 фейковых сюжетах, которые появились в период с августа по декабрь 2014 года.

В качестве примера приводится история про курдскую девушку Рехану, которая якобы убила в осажденном Кобани сто джихадистов из «Исламского государства» (в 2014 году Верховный суд России признал «Исламское государство» террористической организацией, деятельность которой на территории страны официально запрещена — примечание «Газеты.Ru»), прежде чем пала от рук боевиков. На поверку, история оказалась «уткой», запущенной через твиттер индийского журналиста Павана Дурани. Еще более удручающий пример — история о том, что на мексиканско-американской границе были обнаружены боевики «Исламского государства». Опровергли историю лишь 20% из числа сайтов про нее написавших.

Наконец, панику среди читателей онлайн-изданий сеяли новости про Эболу, которую внезапно обнаруживали разом то в нескольких странах Европы, то в Америке.

Тем не менее виноваты в происходящем не только новые медиа, но и, например, телеканалы. Крейг Сильверман в открытую обвиняет CNN в спекуляциях и обсасывании слухов. Особенно журналист выделяет первые дни с момента пропажи малазийского рейса MH370.

Иногда распространению фейковых новостей способствуют громкие заголовки. В то же время внутри новости встречаются аккуратные формулировки, заголовку не соответствующие.

Затем эти новости распространяются по соцсетям, расшариваются читателями. А опровержение, даже если оно и публикуется, привлекает внимание куда меньшего числа читателей. Вследствие этого даже появились такие порталы как FactCheck и Politifact, которые в большей или меньшей степени помогают понять, имеют ли новостные сообщения отношение к реальности.

Иногда речь заходит уже о настоящей пропаганде, когда две или более стороны используют новостной повод для того, чтобы очернить своего противника.

Так было, например, со сбитым над Украиной малазийским «Боигнгом».

Сильверман приводит множеством примеров того, как Украина, Россия и ополченцы перекладывали вину за произошедшее друг на друга. В том числе и посредством новостей, в которых приводились «доселе неизвестные данные», доказывающие вину или причастность одной из сторон к катастрофе.

Наконец, существует великое множество сайтов, на которых размешены исключительно фейковые новости. Делается это обычно для развлечения, а многие из подобных «новостей» носят исключительно юмористический характер. Однако находятся и такие журналисты, которые юмора не понимают, эти новости переводят и публикуют на полном серьезе.

Автор исследования призывает журналистов оставаться профессионалами в любой ситуации, а читателей — не верить первой попавшейся новости, особенно если она активно расшаривается в фейсбуке и твиттере.


 

Share |
Класс!

 
 
 







 

 
 

 


Copyright © Газета.MD. Все права защищены.
Rambler's Top100